Главная » Новости » Почему в эпоху Интернета не угас интерес к радиолюбительству? Радиоклуб “Эфир”

Почему в эпоху Интернета не угас интерес к радиолюбительству? Радиоклуб “Эфир”

86138Заправски держа в руке паяльник, очаровательный пятиклассник Игорь Калиничев мастерит индуктофон.

[su_custom_gallery source=”media: 2738,2736″ limit=”15″ link=”lightbox” target=”blank” width=”180″ height=”140″ title=”never”]

– С его помощью мы сможем быстро установить радиосвязь на небольшое расстояние. Это второй мой прибор, первый я назвал “Белый дракон”, – демонстрирует Игорек белую пластмассовую коробочку с торчащими проводками. Рядом на полках теснятся баночки с канифолью, электросхемы, батарейки, винтики, проволока – все, чтобы в полной мере чувствовать себя королем технического царства. Сюда, в молодежный радиоклуб “Эфир”, Игорь бежит после уроков.

Как слышно? Прием!

– Радио Костя девять игрек Зоя Зоя, – словно волшебную мантру, повторяет в микрофон позывной руководитель кружка Владимир Нетаев. Вращает колесо трансивера: из приемника раздаются треск, шипение, слышатся обрывки фраз. – Тут ближе Бийска ни с кем не свяжешься, мертвая зона 120 километров: особенность распространения волн, – комментирует по ходу Владимир Алексеевич. – Зато за 2–3 тысячи километров – свободно. И с космонавтами связь проводили, и с крейсером “Аврора”.

Сквозь помехи в кабинет врывается электрический голос:

– Радио Анна девять Василий Галина Галина. Здесь на связи Валерий, Башкортостан. Станция ваша отрабатывается очень чисто… Прием-м-м…

– Радиолюбители – это братство,  –  комментирует Геннадий Ясков, старейший барнаульский радиолюбитель. – Один-два раза с кем-то сработал – уже считаешься хорошим знакомым. В советское время ездил по командировкам, гостиницу было найти невозможно. А я этим не страдал: выходил на центральную улицу, искал радиоантенну, определял, куда идет кабель, и запросто шел в гости. Общались в то время только со странами соцлагеря, под запретом долго оставались США, Япония и Израиль – с последним только ближе к 90-м начали связываться. О чем говорили? Да про любовь, – смеется Геннадий Яковлевич.  –  Обо всем можно говорить, кроме политики, религии, рекламы и непристойщины. Раньше, если уличат тебя в этом, могли лицензии лишить на полгода. А без лицензии уже радиохулиганство получалось, за это в 60-х и аппаратуру конфисковывали, и под уголовную статью могли подвести. Сейчас такого нет, конечно.

[su_custom_gallery source=”media: 2741,2740,2739″ limit=”15″ link=”lightbox” target=”blank” width=”180″ height=”140″ title=”never”]

– Можно разговоры и на обычном языке вести, но куда романтичнее общаться при помощи азбуки Морзе. Вообще-то, любители не преследуют задачи сымитировать телефон, важна дальность, – вступает в разговор Владимир и достает с полки цветные открытки. – Это карточки радиолюбителей, их нам присылают из разных стран. Вот из Украины – совсем простая, а вот поинтереснее из Австрии, Таиланда. В карточке зафиксированы наши позывные, адрес, дата, каким видом работали – телефоном, морзянкой или цифровым. Действует специальная система пересылки карточек через QSL-бюро в Москве. Это не просто открытка, а документ.

…Игорек завороженно слушает и наблюдает, как взрослые выходят в эфир. Рядом друг Миша собирает очередную электросхему. Своего позывного у мальчишек пока нет: для начала еще нужно сдать экзамен, в котором будут вопросы по физике, работе в эфире и технике безопасности. Но ребята мечтают. “Дедушка мой тоже радиолюбительством увлекался, давно очень. И всю жизнь с техникой связан. Теперь во всем помогает: детали разные приносит, схемы собираем вместе. Хочу, как он, всему научиться и с разными странами общаться”, – делится со мной Игорь.

Дело техники

– Раньше радиостанции были в каждой комнате школьника, институте, на заводе, – говорит Геннадий Ясков. – В 1957 году в этом здании на Тимуровской была открыта первая на Алтае школьная радиостанция. Там я и заразился радио. Аппаратура стояла в мужском туалете, а крышу, как и сейчас, украшала большая радиолюбительская антенна. Теперь четыре кружка осталось в Барнауле, по одному в Рубцовске и Павловске. И все. Такая политика в стране: танцы и бисероплетение важнее техники стали, – вздыхает Геннадий Яковлевич.

У каждого из присутствующих здесь радиолюбителей дома своя радиостанция и, как правило, не одна. Чтобы выйти в эфир, нужны антенна, блок питания, коммутатор и трансивер, стоимость которого от 22 до 500 тысяч рублей.

– Необязательно покупать, можно и самому собрать,  – говорит Геннадий Яковлевич. – Для Ельцина, например, когда он в августе 1991-го в Белом доме окопался, из телевизора приемник сделали и прекрасно связывались. Правда, современные ученики – народ ленивый, чтобы научить собирать, столько терпения надо! Зато какая польза для общества: в случае техногенных катастроф, когда выйдут из строя спутники и мобильная связь, радиолюбители могут наладить быстрые и качественные каналы связи. Нужны лишь автомобильный аккумулятор, много проволоки и знания. Знания здесь – ключевой вопрос…

Цифра

Более 35 000 радиолюбителей насчитывается в России, более 500 человек – в Алтайском крае. По их числу страна занимает четвертое место в мировом рейтинге после США, Японии и Таиланда.

Справка

Во всем мире неофициальный День радиолюбителя отмечают 18 апреля. Российские же властелины эфира своим профессиональным днем считают День радио, 7 мая, – именно в этот день в 1895 году российский физик Александр Попов осуществил первый сеанс радиосвязи.

Факт

Радиолюбительские позывные есть у короля Испании Хуана Карлоса I (EA0JC), путешественника Федора Конюхова (R0FK), британского поп-певца Клиффа Ричарда(W2JOF).

 

Алена Денисова. Свободный курс

О ra9ygn

Ответить

avatar

.